Международная научно-практическая конференция «Роль народной дипломатии». Круглый стол «Цепь поколений. Памяти Роберта Бартини».

Международная научно-практическая конференция «Роль народной дипломатии». Круглый стол «Цепь поколений. Памяти Роберта Бартини». Выступаю с докладом о Роберте Людвиговиче Бартини. В рамках международной научно-практической конференции переданы книги в общество Дружбы с Австрией и в общество Дружбы с Германией.

Здравствуйте!
Я хочу немного рассказать о Роберте Людвиговиче Бартини. О его жизни и, в частности, о книге Цепь, которую он написал. Мне выпала большая честь принять участие в озвучивание этой книги.
В нашей жизни много несправедливости. Очень часто известность получают пустые горлопаны, а настоящие гении остаются в тени. Но время всё расставляет по своим местам. Так было и с Робертом Людвиговичем Бартини. К сожалению малоизвестный широкому кругу общественности, он был не только выдающимся авиационным конструктором и учёным, но и тайным вдохновителем советской космической программы. Сергей Павлович Королев называл его своим учителем. Великий конструктор оставил после себя более 60 законченных проектов. Вертикально взлетающий самолет-амфибия, гражданские машины – многие идеи Бартини брали в разработку и не давали самому автору довести их до конца. Но в конце жизни заслуги конструктора всё-таки признали.
Помимо авиации Бартини была создана уникальная теория шестимерного мира – где время, как и пространство имеет три измерения. Чтобы понять это, можно представить себе человека, идущего в темноте с фонариком в руках. То пространство, которое лежит перед ним – будущее, оно ему не видно пока на него не упадет свет фонарика. То пространство, которое лежит позади — прошлое. Второе временное измерение — это возможность сделать выбор в данный момент, например я могу взять со стола карандаш, который на нем сейчас лежит, но не могу взять апельсин, которого в данный момент нет на столе и третье временное измерение – это возможность сделать выбор в будущем – если завтра на столе будет лежать апельсин я смогу его взять. Как в физике, так и в авиации Бартини намного опережал свое время. В 1942 году он разработал реактивный самолёт, который должен был летать со скоростью 2400 км/час. В то время самолёты летали со скоростью 500 км/час. Самолеты летающие со скоростью 2400 км/час появились лишь в середине 60-ых годов.
В настоящее время многие идеи Бартини как физика получили теоретическое подтверждение и развитие. Бартини утверждал, что при определенных условиях возможно путешествовать во времени, используя перемещения в пространстве, и наоборот перемещаться в пространстве, используя ход времени. Наверное, мы никогда не узнаем, что такое время, но идея – подумать о себе в прошлом, послать совет в тот самый момент, когда ты ждешь там, в прошлом, почему нет? Если все времена существуют одновременно, то это не кажется невозможным.
Теория Бартини стала научной основой многих фантастических книг, в частности трилогии известного советского фантаста Сергея Снегова, Ивана Ефремова “Туманность Андромеды” и еще нескольких книг . С намерением развеять все мифы и легенды о себе Бартини сам написал автобиографическую киноповесть “Цепь”, которая показала, что кроме всего прочего Бартини обладал ещё и большим литературным талантом. В книге прекрасно написаны как чисто бытовые, так и фантастические сцены.
В повести Цепь он вернулся к своему детскому замыслу: начал рассказывать историю рода Бартини. К сожалению, он не говорил, к чему в конечном счете собирался привести эту повесть. Относился он к ней и серьезно, и ревниво, и в тоже время юмористически по словам его друзей.
Главный герой этой книги, по его замыслу это не совсем Бартини, а скорее синтез характеров и судеб такого типа. Отдельные её главы он предполагал посвятить Королеву, Туполеву, Глушко, Антонову, Курчевскому и другим конструкторам и ученым, с которыми он был связан, а затем объединить эти главы раздумьями об инженерной работе, о роле “летучей” техники в нашей цивилизации.
Большой пролог повести он сделал научно-фантастическим с традиционными для этого вида литературы фигурами и атрибутами. Начинается действие в будущем. В Гималаях построен гигантский радиотелескоп. У его экрана собрался “Космический Совет”: в ранее недоступных наблюдателям далях Вселенной обнаружена планета – точная до мельчайших деталей копия Земли. Теоретически это возможно, теория допускает многое. Допускает например, что, беспорядочно ударяя по клавишам обезьяна может напечатать Войну и Мир правда с исчезающе малой долей вероятности и так же реально хотя с ничтожной вероятностью существования двойника Земли в бесконечной вселенной. Возможности телескопа описанного Бартини почти беспредельны. Он перехватывает в пути, в любом месте, на дистанции в миллиарды световых лет, несущееся к нам изображение этой планеты и мгновенно доставляет их на экран – подробнейшее, до песчинок и травинок на берегах её рек, до капель дождя на окнах домов тамошних жителей. Перед наблюдателями с Земли на экране проходит вся история двойника Земли – от возникновения жизни, до выхода человека в космос.
В повести рассказана история юноши и девушки и их сына, наделенного необыкновенными способностями. Длинную цепь потомков этого человека, Бартини проводит по разным временам, царствам, через войны, открытия, подвиги, ставит перед ними мировые проблемы, когда-то интересовавшие маленького Роберта, но не забытые взрослым Бартини.
Как писал Бартини: “каждый миг вечен неразрушимо звено неразорванной цепи вечного свершения, в нем я живу, и эта цепь переплетена с другими, со множеством других и это сплетение тоже не прерывается нигде, оно единое целое, вселенная существует во мне неотделимо как в шаровом зеркале, весь мир во мне отражен”.
Я считаю, что в лице Бартини мир мог бы иметь ещё одного большого писателя. Хотя может не стоит здесь употреблять прошедшее время. Возможно, когда-нибудь человек получит власть над временем и тогда всё станет возможно.
Свою речь я хочу закончить стихами который написал один из друзей Бартини:
В мельканье будней изменяешь бригантине,
Всё реже волшебства алеют паруса…
Но вспоминаешь жизнь крылатую Бартини —
И обретаешь веру в чудеса!