Большие диаметры

Глава – 4 Авария землеройных машин

Прилетев к месту аварии, главный конструктор, едва успев поздороваться со всеми помощниками сразу, направился к спуску в туннель. Ему не терпелось самому увидеть застрявшие землеройные машины. Пока Евгению была не ясна до конца причина их остановки, ведь резцы были изготовлены из очень твердого сплава, способного резать даже гранит и к тому же они периодически менялись по мере износа. Мощность же самих землеройных машин была поистине огромной. И всё же проходка встала.

Слушая доклад своего заместителя, главный конструктор обратил внимание на одну странность. По словам заместителя, резцы если и вошли в конус, то не более, чем на 2-3 миллиметра, а вообще казалось, что колесо с резцами остановилось, едва коснувшись конуса. Это казалось очень странным. Однако, осмотрев всё лично, Евгений согласился с мнением своего заместителя. Но он всё-таки включил машину и попробовал бурить. Двигатель и всё остальное системы работали нормально, но круг с резцами даже на миллиметр не сдвинулся с места. Главный конструктор тщательно осмотрел систему передач. Усилие от двигателя исправно передавалось на режущие колесо, но само колесо работать не хотело. Оно похоже решило устроить себе отпуск.

Землеройные машины были созданы на базе тепловоза “Рубин” поэтому двигались по рельсам, которые при бурении автоматически выдвигались вперед. Евгений приказал снять рельсопрокаточное устройство и отвести в ближайший тупик его и вагоны с грунтом. После этого он сел за пульт управления машиной и медленно включил задний ход. Машина оставалась на месте. Евгений добавил обороты. Движение не наблюдалось. Конструктор выключил двигатель и задумался. Посидев неподвижно минут сорок, Евгений включил переговорное устройство:

-Как слышишь меня, Москва? — запросил он главный диспетчерский пульт.

-Говорит Москва, слышу вас хорошо, Евгений Петрович – ответил голос в динамике.

-Срочно пришлите ко мне два тепловоза “Рубин” вместе с пилотами испытателями. Найдите их, где угодно, но мне нужны именно Сергей и Александр, и никто другой – приказал главный конструктор.

Вскоре тепловозы и пилоты были уже на месте. Евгений тепло поздоровался с ними.

-Как живете, не соскучились еще по риску? – шутливо приветствовал он их.

Если честно без лишних доз адреналина аппетит стал плохой – в тон ему ответил Сергей.

-Вообще, глядя на твой внешний вид, в это вериться с большим трудом – сказал Евгений, намекая на некоторую полноту испытателя.

-Но ничего, сегодня я добавлю вам порцию адреналина. Думаю, её вам надолго хватит – добавил главный конструктор.

Он подробно объяснил, что им предстоит сделать. Евгений был намерен соединить два тепловоза “Рубин” и землеройную машину. И используя тройную тягу вырвать резцы из конуса. Пилоты заняли свои места в тепловозах, а Евгений сел за пульт землеройной машины.

-Готовы? – спросил он по громкой связи.

-Готовы – одновременно ответили пилоты.

-Начинаем с малой мощности и постепенно увеличиваем. Действуем по моей команде — сказал главный конструктор.

Все вместе три машины прошли уже уровень средней мощности, но резцы и не думали хоть на миллиметр отделиться от проклятого конуса.

-Внимание! Ребята жмем на полную мощность – раздался в динамиках голос главного конструктора.

Все рукоятки были сдвинуты до упора, двигатели выли, как голодные озлобленные волки, видя уходящую от них вдаль добычу, но несмотря не на что застрявшая землеройная машина оставалась на месте.

-Отбой ребята, глушите двигатели – разочарованно сказал по громкой связи Евгений.

К удивлению, всех он вышел из кабины с довольным видом. Главному конструктору пришла в голову шальная мысль. Дело в том, что если раньше Евгений экспериментировал с различными добавками в топливо и в экспериментах получал очень неплохие результаты, и теперь он решил этим воспользоваться.

Это было связано с большим риском. Но главный конструктор решил рискнуть. Он был фаталистом и никогда не боялся разумного риска. Однако здесь риск был, пожалуй, на грани разумного с безумным. Вечером из Москвы доставили топливо и на следующие утро все три машины заправили новым топливом. Затем главный конструктор объявил по громкой связи:

Москва, слышите меня? Приказываю очистить полностью путь до Москвы. Никаких работ и никакого транспорта. С 10 ноль-ноль Московского времени и до моего распоряжения – сказал Евгений.

Когда он произнес “и до моего распоряжения” в его голове мелькнула мысль “а его может и не быть, моего следующего распоряжения”. Отозвав в сторону Сергея, он тихо ему сказал:

-Сергей не хочу от тебя скрывать, что наша поездка может быть последней. Так что ты можешь отказаться. Я тебя за это не осуждаю.

-Два раза не умирают – просто сказал Сергей – зато адреналина наемся досыта.

-Александра мы не берем, пилотируем машины вдвоем. Я не хочу оставлять его детей сиротами в случае нашей неудачи – сказал Евгений – я буду управлять передним “Рубином”, а на тебе второй “Рубин” и землеройная машина. За резцами специально смотри. Отрыв почувствуем по движению. Справишься с двумя машинами? – добавил главный конструктор

-Справлюсь. Только почему я не пилотирую передний тепловоз

-Придется экстренно тормозить и я хочу сделать это сам – ответил главный конструктор.

Зная, что Александра нелегко отговорить от участия в этом рейсе, друзья пошли на хитрость. Втроем они подошли к спуску в тоннель и Евгений вдруг хлопнул себя по лбу и сказал:

-Саша, не сочти пожалуйста за труд, позови сюда Анну.

Когда Александр ушел, Евгений и Сергей быстро спустились в тоннель и заняли места в рулевых “Рубинах”.

-Вместе и обе машины сразу на средний газ, малый пропускай — сказал Евгений

Двигатели всех трех взвыли уже не как голодные волки, а как два льва готовые драться за самку

-Сергей слышишь меня? — крикнул Евгений.

-Слышу – донеслось из динамиков.

-Тогда прощай на всякий случай и жми до упора — крикнул Евгений.

-И ты прощай и будь счастлив. Жму до упора – крикнул в ответ Сергей.

Обоих их охватило чувство эйфории, которое приходит к русскому человеку в момент страшной опасности и, заменяя чувство страха, спасает его от позора трусости и его мозг от разрушения. Это же чувство вело Корниловские цепи в открытый рост на пулеметы врага. Хотя, возможно, свойственно не только русскому народу. У меня был друг Равиль, татарин по национальности, отчаянно смелый человек и любимой его поговоркой было: “А нам татарам всё равно, что пулемёт, что водка — лишь бы с ног валило”.

Евгений сдвинул рукоятку до упора. Рев вдруг прекратился Видимо звук перешел в неслышную для человека область или же уши Евгения перестали его воспринимать. И “Рубин” чуть качнулся и поехал.

-Я еду, ты как там не оторвался? – спросил он Сергея.

-Ты имеешь в виду от тебя или от конуса? – весело спросил тот.

-Не поверишь мне ужасно интересно и то, и другое — спросил Евгений.

-От тебя не оторвался, а от конуса землеройку мы с тобой всё-таки оторвали – всё так же весело продолжил Сергей.

Смейся, смейся – сказал Евгений — как там адреналин? – добавил он.

-Да пока еще не очень – ответил Сергей.

Погляди на спидометр – сказал Евгений.

Сергей глянул. Спидометр уже показывал скорость больше 3500 км/ч.

Ну как адреналина прибавилось? – спросил Евгений.

-Да маленько прибавилось – ответил Сергей.

-Сейчас получишь по полной. Включай экстренный тормоз! – приказал Евгений.

Сам он тоже включил тормоза, но хотя рукоятка мощности уже стояла на нуле, бешенное топливо и догорая пыталась разогнать тепловоз и спидометр уже перешагнул отметку 4000 км/ч и скорость “Рубина” продолжала увеличиваться. То ли не действовали тормоза, то ли горючая смесь каким-то неведомым образом все-таки поступала в турбину.

-Ты как там Сергей? – крикнул Евгений.

Да ничего, только вот скорость смущает. На моем спидометре уже 5000 км – ответил Сергей – может он неисправен? – с надеждой добавил он.

Нет, на моем тоже 5000. Даже чуть больше. К сожалению, все приборы исправны. За исключением, по-видимому, тормозов… – сказал Евгений.

-Давай споем что ли на прощание? — сказал Сергей.

-Давай – согласился Евгений и начал приятным, хотя несколько взволнованным баритоном: “Прощайте скалистые горы” и вдруг оборвал на полуслове, взглянув на спидометр, скорость упала почти до 4000.

Что замолк? – спросил Сергей – слова забыл? Давай споем. Не жди меня мама родимого сына…

Ты глянь на спидометр и начинай лучше петь: моряк вразвалочку сошел на берег.

Думаешь дотянем до берега? — спросил Сергей.

Дотянем теперь уже обязательно дотянем. Скорость уже подошла к 2000 – бодро ответил Евгений.

До берега они дотянули, но с вытаскиванием второй машины решили подождать. Слишком велико было, наверное, напряжение. Три дня они посвятили рыбалке на тихой небольшой подмосковной речке, а на четвертый день вытащили вторую машину, которая была в боковом туннеле.

Самое удивительное было в том, что для выдергивания второй землеройной машины оказалось достаточно включения лишь средней мощности всех машин. На этот раз в операции участвовал и Александр, сильно обидевшийся на Евгения и Сергея за прошлый раз. Затормозили они тоже довольно спокойно. Несмотря на увеличение затрат главный конструктор принял решение обойти проклятый конус.

2