Мяфли

На работе сложился тяжелый день. Я допустил небольшую ошибку в проекте, и начальник запилил меня за это. Зная, что я увлекаюсь литературой (а проще говоря пишу книги), он ехидно заметил, что мне лучше будет уволиться и зарабатывать на жизнь своими книгами. Легко сказать. Не одно издательство не спешит навстречу незнакомому молодому автору, хотя я не считаю свои книг плохими, наоборот многие мои знакомые, одобряют мои литературные подвиги. Но чтобы издать книгу нужны знакомства в литературных кругах, а у меня их, к сожалению, нет. В общем пишу я пока как говориться “в стол”.

Короче говоря, ушел я с работы поздно и войдя в электричку остался в тамбуре. Не то, что в вагоне не было свободных мест – просто у меня разболелась голова и я решил немного проветриться. В тамбуре стоял еще один мужик и пил пиво. Я встал напротив. Некоторое время мы ехали молча, потом он пристально взглянул на меня и спросил:

-Извини, сынок, но у тебя какие-то неприятности?

Я молча кивнул. Вступать в разговор не было настроения. Мужик полез в сумку и достал ещё одну банку пива.

-Хлебни легче станет.

Я хотя и не люблю пиво, но почувствовал, что предложение было сделано от всего сердца и я взял пиво. Пиво на удивление оказалось очень вкусным. Я выпил и поблагодарил мужика. Он вскоре вышел, а мне надоело стоять, и я прошел в вагон и сел у окна. Выпитое подействовало на меня, и я незаметно уснул. Когда я очнулся за окном уже наступили сумерки. Пассажиров в вагоне было мало, не больше десятка. Это меня насторожило. Я уже хотел спросить у кого-нибудь, где мы, как в вагоне объявили:

— Платформа “Чёрный лес”. Следующая остановка станция “Вурдалаки”.

Какие к черту “Вурдалаки”, какой “Чёрный лес”? Что за дрянью меня угостил через чур сочувствующий попутчик? – быстро пронеслось в моей голове. Не веря своим ушам, я спросил женщину в соседнем купе:

-Простите я не расслышал. Какая будет следующая остановка?

-Станция Вурдалаки. – с улыбкой ответила тетка

Что это за электричка? Ведь я чётко помню, что сел на электричку “Москва-Голутвин”. А на нашей ветке никаких “Вурдалаков” точно нет. На “Вурдалаках” я выйти не рискнул, а вышел на следующей станции. Станция называлась “Рабочий посёлок” и хотя на пути Москва-Голутвин такой станции тоже нет, но название звучало как-то умиротворяюще и я рискнул выйти.

К моему удивлению вышел на этой остановке я один. Я перешел на другую платформу и увидев идущую мне на встречу женщину спросил:

-Извините. Вы не скажете, когда будет электричка на Москву?

Внезапно глаза старушки вспыхнули и тут же погасли как две бракованные лампочки.

-Завтра в 6 часов утра – проскрипела старушка

-А раньше? — озадачено выдавил я

-Раньше нет – ответила старушка, затем добавила -Держись сынок – сочувствующим тоном командира, который дает бойцу учебную гранату против настоящего вражеского танка.

-Что же, буду держаться… – я вдруг почувствовал себя бойцом передового отряда

Не поверив до конца словам странной старушки, я решил узнать расписание электричек в билетной кассе. Но ни тут то было. Касса, стоявшая примерно посередине платформы, неожиданно стала удаляться к краю по мере того, как я приближался к ней. Наконец она остановилась, и я смог подойти к ней. Но то, что предстало перед моими, отравленными пивом, глазами меня совсем не обрадовало. Окошко кассы было закрыто железным щитом и висевшим на ней огромным замком. На щите было написано большими буквами: “До конца года все билеты проданы”.

Вот это был настоящий прикол. Не зная что делать дальше, я решил обратиться за помощью в полицию. Спустившись с платформы, я пошел вдоль улицы, намереваясь спросить у прохожих как пройти к полиции. Дома составляющие улицу были сплошь хрущевками пятиэтажками. Во многих окнах горел свет, но прохожих на улице не было.

Пройдя немного, я увидел освещенное крыльцо двухэтажного здания. Надпись над крыльцом, составленная из красных неоновых букв, должна была означать что здесь находиться полиция. Но их всех букв горели лишь 3 последние и можно было прочитать лишь “ЦИЯ”. На крыльце стояли двое “цийских” и что-то негромко обсуждали. Я уже было хотел двинуться к ним, как один “цийский” обращаясь к товарищу шутливо сказал:

Ну ты и бесстыдник

Я ожидал что после этих слов его коллега застегнет ширинку, но тот вместо этого сделал совершенно другое движение. Он очень красиво и ловко, словно блондинка, поправляющая волосы, заправил в форменные брюки вылезший хвост. Хвост был черным с белым кончиком, совсем как у моего питбуля. Оценив увиденное, я понял, что помощи мне лучше здесь не искать.

Не зная, что делать я решил попытаться найти продуктовый магазин и купить что-нибудь перекусить. Я пошел дальше и хотя прохожие стали попадаться, спрашивать у них где находиться магазин почему-то не хотелось. Наконец я его увидел – не “Пятёрочку”, не “Магнит” и не “Дикси”, а “Астроном”.

В общем то это был “Гастроном”, но поскольку первая буква не горела, то название читалось как “Астроном”. Я зашел внутрь. Всё вроде слава богу выглядело совершенно обычным. Правда вместо привычных тележек и корзин здесь были большие оранжевые ведра. В остальном все было нормально. Товары на полке тоже были обычными, да и цены были даже меньше, чем те к которым я привык.

Взял упаковку сосисок, бутылку воды, батон хлеба и пачку “мяфлей”. На ручке ведра выскочила стоимость набранного мною товара. А на самом ведре появились полосы различного цвета. Это как оказалось помогает кассиру считывать стоимость. На кассе не было никакой очереди и за кассой сидела симпатичная девушка, прелестную голову которой украшала кокетливая шляпка. Увидев мои покупки, девушка приятным звонким голосом сказала:

Мяфли у нас сегодня по акции 1+1, то есть вторую пачку вы можете взять бесплатно.

Я сходил еще за одной пачкой.

-Это Вам – сказал я протянув “мяфли” девушке.

Она покраснела и сказала:

-Большое спасибо

-А как вас зовут? – спросил я

-Ольга — ответила девушка

-А вас? — в свою очередь спросила она

-Николай — ответил я

-У вас карточка или наличные — спросила девушка

Я обычно расплачиваюсь наличными, но тут у меня вырвалось:

-Карточка

Я достал карточку и приложил её. Девушка дала мне чек:

-Спасибо за покупку – сказала она так ласково и нежно, что внутри меня что-то словно взорвалось, и я выпалил неожиданно для себя.

-А вас нельзя пригласить на свидание?

Васильковые глаза девушки вдруг вспыхнули рубиновым цветом.

-Сегодня в 12 часов ночи у входа на кладбище – прозвенел колокольчиком нежный голосок – Не побоитесь? – добавил колокольчик

-Не побоюсь – ответил я —только расскажите, как туда дойти

-Давайте я вам лучше нарисую — сказала девушка

Она нарисовала мне схему. Уже выходя из магазина, я обратил внимание на то, что в руках у меня была не Сбербанковская карточка, а карточка электронного пропуска на работу. Как же черт возьми я ей мог расплатиться?

Хотя обычный человек посчитал бы меня за это сумасшедшим, я решил пойти на свидание по двум причинам. Во-первых, девушка мне очень понравилась, а во-вторых, в её серьезном взгляде читалось нечто большее чем банальный флирт.

Выйдя из “Астронома”, я отправился назад к железнодорожным путям. За ними была дорога, которая метров через 600 привела меня к заброшенному пионерскому лагерю. Здесь я мог если верить записке Ольги, безопасно дождаться полночи. Очень быстро и четко она нарисовала мне схему (впоследствии я узнал, что по образованию девушка была архитектором) приписав, что только в этом пионерлагере я буду в относительной безопасности.

Бродить по улицам она мне не рекомендовала. Походив по бывшему пионерскому царству, я нашел деревянную беседку и довольно уютно устроился в ней. С аппетитом перекусив продуктами из волшебного магазина, я стал дожидаться назначенного времени.

Судя по расстоянию, указанному на схеме, а Ольга успела нанести на схему и это, идти мне отсюда до ворот кладбища было минут тридцать-сорок. Так что, говоря языком военных, выдвигаться на позиции мне надо было в 11-15. Как же хорошо, что на моем левом запястье тикали командирские часы со светящимся циферблатом, поскольку сотовый телефон в этом мире являлся бесполезной игрушкой.

Я сидел в старой беседке и обрывки мыслей крутились в моей голове, не желая связываться во что-то логичное. То, что со мной случилось и продолжает случаться не поддавалось никакой логике. Наконец часы показали 11-15 и я двинулся в путь, возможно в последний.

Я шел по улице, довольно хорошо освещённой яркой полной луной, и лишь слегка подсвеченной редкими фонарями, когда из-за угла дома, навстречу мне выехала машина и осветив меня фарами, остановилась. Двое здоровенных парней, в какой-то непонятной форме вылезли из неё.

-Далеко идете, молодой человек? – спросил один из них, превосходящий меня как минимум вдвое размерами и весом, и как минимум втрое страшнее меня на лицо.

Мне вдруг почему-то страшно захотелось сказать ему правду.

На кладбище… – не совсем решительно ответил я

-Может подвезти? – любезно предложил его товарищ, близнец первого

-Сам дойду – огрызнулась во мне смелость, на несколько секунд победившая осторожность

-Как хочешь, наше дело предложить… — сказал здоровяк — Дорогу хорошо знаешь?

-Хорошо — ласково произнесла во мне осторожность

-Счастливого пути — засмеялись они, садясь в машину.

Я двинулся дальше. У ворот кладбища меня уже ждала Ольга.

-Пройдемся немного? — сказала девушка, взяв меня под руку – Не боишься?

-Нисколько – ответила моя, снова победившая смелость объединившись с моим хвастовством и гордостью

-Хорошо – как-то грустно рассмеялась она

Мы пошли вдоль аллеи.

-Расскажи, как ты сюда попал?

Я честно все рассказал

-Я тоже примерно таким образом оказалась здесь – печально сказала девушка

Что это за место? -спросил я

Чёрт знает что — грустно рассмеялась она —при чем слово чёрт здесь с большой буквы

Как это? – озадаченно спросил я

Когда я попала сюда, то на второй день, пошла в местную “цию”. Кстати, первые буквы и год назад уже не горели. Там посмотрев на документы, отправили меня в местную администрацию. Главой её оказался чёрт.

-Глава администрации настоящий чёрт? – удивился я — ты имеешь в виду по характеру или по внешнему виду?

-И то и то… — грустно сказала Ольга — он сказал, что выхода отсюда нет и я должна или подписать договор или погибнуть на костре. Сначала я приняла его слова за какую-ту шутку, но, когда он повел меня в подвал и показал огромнейшую раскаленную сковороду я испугалась и подписала договор. Чёрт сразу же стал ужасно милым. Угостил меня мороженным, сказал, что работы по профессии архитектора у них, к сожалению, сейчас нет, но я могу поработать пока кассиром в магазине и представил мне однокомнатную квартиру в “хрущевке”.

-А он действительно выглядит как чёрт? – спросил я с любопытством

Как тебе сказать, пяточка у него нет, но рога сантиметров по пятнадцать и рожа очень загорелая.

-А хвост? – заинтересованно спросил я

-Я не видела – подумав сказала Ольга – но скорее всего есть так как он делает странные движения рукой, как будто поправляет что-то сзади.

Мы немного помолчали.

-А ты не пробовала как-нибудь вернуться назад? – спросил я

-А как? – спросила девушка — поезда здесь ходят только сюда, да и то очень редко. Машин почти нет, да и куда на ней ехать? В какую сторону? Да еще этот договор…Чёрт сказал, что отменить его невозможно и теперь я одна из его слуг.

-Да плюнь ты на этот договор. У меня есть знакомый юрист. Бывший мой одноклассник, а сейчас хороший друг. Он такие вещи проворачивал, что разорвать договор с чёртом для него просто пустяк. Лишь бы найти способ выбраться отсюда. – бодро сказал я

-Для тебя, пожалуй, еще есть возможность вернуться… -задумчиво сказала Ольга – Посмотри вокруг, что ты видишь?

-Могилы, кресты… — недоуменно ответил я

-Посмотри внимательно на кресты, что ты видишь? – сказала Ольга

Я посмотрел. Действительно все кресты стояли словно на голове, то есть основанием вверх. Странно, что я раньше этого не заметил, наверно слишком увлекся Ольгой.

-Все кресты здесь такие кроме одного. Захватив это кладбище черти перевернули все кресты вверх ногами, но на одной могиле сделать этого не смогли и даже проходить там бояться. Видимо, человек похороненный там прожил свою жизнь очень честно. Среди нас, попавших сюда не по своей воле ходит легенда, что к могиле можно обратиться с просьбой о возвращении и могила поможет.

-И кто ни будь это пробовал – спросил я

-Говорят, что нет. Все боятся. Ведь если это не поможет, то черти не пощадят – сказала Ольга

-А если плюнуть на чертей и рискнуть? – сказала вдруг опять временно победившая во мне смелость

-Ты хочешь попробовать? – спросила Ольга

-Давай вместе! -предложила опять моя смелость, почувствовав мою начавшую зарождаться любовь к девушке

-Слышишь крики на другом конце кладбища? – вместо ответа спросила Ольга – это беснуются черти. Я должна была привести тебя к ним, а привела сюда, к этой могиле праведника. Так что попробуй спастись.

-Пойдём со мной – ещё раз предложил я

-Нет – сказала девушка – Иди один

-Но почему? Ты боишься? – спросил я

-Дело не только в этом – сказала Ольга – Пощупай мою голову – Ольга сняла свою шляпу

Я положил свои ладони ей на голову и ощутил под густыми волосами маленькие, сантиметров по пять остренькие рожки.

-Теперь ты видишь, что мне уже поздно – со слезами сказала девушка —У меня уже выросли рога…

-Ну во-первых не рога, а рожки и они тебе очень идут – ласково сказал я, чтобы подбодрить Ольгу -А потом чёрт с ними в конце концов.

При слове чёрт праведный крест вдруг неожиданно заскрипел.

-Не говори так иначе он тебе не поможет – сказал девушка

-Идем же – сказал я, крепко схватив Ольгу.

Но ни тут то было. Девушку невозможно было сдвинуть с места ни на миллиметр. Она казалась вросла в землю корнями, как трехсотлетний дуб. Что же делать? Пусть с рогами, но девушка была уж очень хороша. Такую ещё поискать. А рога – да черт с ними. Словно услышав слово чёрт в моей голове крест опять заскрипел. Ладно постараюсь даже мысленно об этом не упоминать. Рога можно будет в конце концов спилить той же ножовкой по металлу.

Однако крики, слышавшиеся вдалеке, стали приближаться. Нечистой силе, вероятно, уже надоело нас ждать. Уже скоро они, по-видимому, будут здесь. Надо срочно что-то делать. Времени уже в обрез. Я, не прекращая мысленно просить праведника о спасении, взял Ольгу двумя руками за правую руку, повернулся к ней спиной и страшно крикнув “Помоги” резко присел. Ольга буквально взлетела в воздух. Видимо нечистая сила не знала приемов самбо. Я очень боялся двух вещей: перекинуть Ольгу за пределы праведной могилы и оторвать ей руку. Но всё получилось удачно. Правда слегка кривовато.

В общем живем мы теперь в Париже. Оба мы оказались французами. Как и почему так получилось не могу сказать. Чёрт его знает. Ой простите, лучше не упоминать это слово, даже мысленно. Потолок заскрипел. В общем я читаю лекции по — русскому языку и литературе в Сорбонне, а Ольга работает архитектором. Рога у ней пропали сами собой. Но правое плечо иногда ноет в дождливую погоду. Мы оба ломаем головы как нам привезти во Францию наших родителей и как им объяснить всё произошедшее с нами.

У нас скоро родиться ребенок. И ещё я больше никогда не пью пива. Лишь изредка бокал сухого вина, но только в хорошо знакомой компании.

 

1