Дилогия о враче реаниматологе

Рассказ-1. На рубеже

Я быстро иду широкими шагами по, ставшему уже, почти родным, длинному коридору. При выходе меня слегка ослепляет яркий солнечный свет. Привычно ступаю на ковровую дорожку. Как ни как уже в семнадцатый раз. Как обычно с обоих сторон меня встречают восторженные люди с цветами, которые широко улыбаются и что-то кричат. Что кричат понять не могу, хотя кроме русского знаю ещё и английский, и французский.

Интересно по какой такой причине я попал сюда на этот раз?”- спрашиваю я себя, но в голове нет никаких идей по этому поводу – “Ладно, будет ясно из того, кто меня встретит у входа во дворец..

Кстати, я забыл сказать, что ковровая дорожка ведет ко входу в великолепный дворец. Выглядит он очень роскошно как внутри, так и снаружи. Мне уже приходилось в нём бывать. У входа во дворец меня встречает молодой гусарский корнет. Неожиданность. Насколько я себя помню не с одним из них я знаком не был. Хотя его лицо кого-то отдалённо мне напоминало.

Ладно чёрт с ним” — подумал я

Захожу внутрь, сажусь за стол, на котором уже стоит поднос с огромными варенными раками и несколькими кружками пива. Не разведенного порошка, а такого пива, которое делали еще в СССР. Сделав несколько глотков и принявшись за ближайшего ко мне рака, начал размышлять.

Когда я прошлый раз упал с 9 этажа у входа во дворец меня встречал Гагарин, наградив своей обаятельной улыбкой. Когда перепил палёной водки у входа был Горбачёв с большим букетом красных роз. Когда я, приехав в отпуск в деревню, забыл про сваю, оставшуюся после старого моста и с разбегу, нырнул в речку и разбил голову, тогда меня встречал капитан Немо с покосившейся на бок головой. Все эти образы обычно оживляли мою память, а сейчас какой-то молодой гусарский корнет.

Реально мне это ни о чем не говорит…Может быть отравления грибами? Ради бога только не это!

Вот как вспомню Светкины грибы меня аж в дрожь бросает. Дура набитая, пригласила на грибы. Для этого надо сначала научиться в грибах разбираться. Из восьми человек я один живой остался. Доктор сказал у меня печень феноменальная. У других мозг феноменальный – могут в уме миллиард на миллиард умножить. Правда зачем это надо в наш век компьютеров? Какая в этом польза не пойму.

Вот феноменальная печень — это другое дело. С ней нигде не пропадешь. Кстати, у меня не только печень феноменальная, но и голова. Когда я её об сваю разбил, доктор после сказал, что любой обыкновенный человек умер бы после такого удара. А у меня как он сказал сам мозг очень маленький и спрятан как в вате, глубоко в соединительной ткани, это меня и спасло.

Хотя если после земной смерти можно было бы постоянно жить в этом дворце, то лучше и желать не надо. Но вдруг это просто какой-то карантин, дальше заставят горячие сковородки лизать? Так что торопиться с окончанием земной жизни не стоит. Хотя я как танк Т-34, снаряды в меня попадают, но скользят по броне. Только я Т-34 с каким-то магнитом внутри снаряды так и притягиваются ко мне.

Вот недавно, например, еду я на своем КАМАЗе через железнодорожный переезд. Всё вроде нормально. Откуда там взялся вдруг “Сапсан” скорый Москва-Петербург ума не приложу. Действительно как голодный хищник на мой КАМАЗ напал. В тот раз меня, правда, у входа встречала целая делегация железнодорожников в форме и судя по нашивкам все в больших чинах. А сейчас этот гусарский корнет. К чему бы это? Сойду я с ума от размышлений.“Чёрт бы его побрал!” – сказал я вслух и где-то недалеко загремел гром.

Тьфу ты, забыл, что слово “черт” здесь вслух произносить нельзя. Когда произносишь начинает вот так греметь. Знаю по прошлому опыту. Лучше посмотреть телевизор. Телевизор, угадав моё желание, включился сам. Шёл футбол. Россия играла с Бразилией. Россияне не давали голову поднять бразильцам. Первый тайм еще не закончился, а счет был уже 8-0 в нашу пользу. Посмотрим, что будет дальше. Но досмотреть игру мне похоже было не суждено.

На мгновенье погас свет и раздался сильный толчок, потрясший здание. Я не очень испугался. Теперь мне было уже известно, что это такое. Это врачи пустили в ход дефибриллятор. Пытаются вернуть меня к земной жизни. Таких ударов было еще пять и потом наступила полная темнота.

Похоже, что на этот раз мне не вернуться…Вот тебе и гусарский корнет.”- подумал я почему-то с грустью. Вдруг из темноты раздался тревожный и ласковый голос –“ Саша очнись!”

Я весь напрягся, открыл глаза и увидел склонившегося надо мной молодого гусарского корнета. Только это был не корнет, а моя верная помощница медсестра Даша. А сам я оказался врачом-реаниматологом, уснувшим в кладовке на ворохе старого белья. В кладовке было душно и в моем сне воплотились рассказы больных, которых мне удалось вытащить почти с того света. Большинство людей насмотревшись кино, считают врачей реаниматологов примитивными созданиями. Дескать у них одна задача – шарахнул больного током раз десять, ожил хорошо, умер записал время смерти и пошел пить спирт.

Ходит такая байка, что мол хотели их заменить обученными шимпанзе, да побоялись. Обезьяны хулиганистые существа, начнут еще ради забавы бить электричеством всех подряд. Поэтому и оставили на этой должности людей.

На самом деле всё обстоит не так. Врач-реаниматолог должен действовать быстро и решительно. На долгие раздумья у нет времени. Запустив работу сердца, врач должен закрепить свою победу над смертью и тут же назначить необходимые препараты и правильно рассчитать дозировку. А если под рукой нет дефибриллятора или как мы его называем “шокера” – и в этом случае врач-реаниматолог тоже должен найти выход.

Мой наставник Петр Петрович, фамилию называть не буду, научил меня одному приему первой помощи при остановке сердца. Он существовал ещё до появления “шокеров”. Это точный и резкий удар в солнечное сплетение. Сам он владел этим приемом в таком совершенстве, что его боялись все местные хулиганы. А городок, где я начинал работать славился своими незаконопослушными гражданами. В общем если бы в боксе разрешалось бить ниже пояса, Петр Петрович безусловно мог стать чемпионом мира.

Начинал он в Москве в известной больнице и карьера его могла сложиться вполне блестяще если бы не один случай. У одной больной остановилось сердце. Петр Петрович схватил шокер, но тут почему-то тот не сработал. Счет шел на секунды, и тогда Петр Петрович задрал на ней халат, чтоб ударить поточнее и нанес свой знаменитый удар. Сердце пошло, и больная очнулась, приоткрыв глаза. И тогда Петр Петрович совершил роковую для себя ошибку. Боясь, что больная опят потеряет сознание, он хорошенько отхлестал её по щекам, решив таким образом закрепить успех реанимации. Больная в ужасе начала кричать. Сбежались все. Больная, муж которой занимал достаточно высокое положение, обвинила Петровича в избиении и домогательстве. Дело удалось замять, но Москву Петровичу пришлось покинуть. Все эти мысли пролетели в моей голове за секунду.

Саша очнись! У нас пострадавший. Ты срочно нужен – продолжала будить меня Даша. Я вскочил со своей импровизированной кровати. Обнял Дашу за талию и немного склонился к ней. Девушка меня легко поцеловала.

— Что случилось? – спросил я когда мы вместе бежали в приемный покой.

-Падение с балкона

-Понятно. Значит Гагарин — ответил я

-Нет — ответила Даша — упал со второго этажа. Так что по твоей терминологии Титов, а не Гагарин.

-Ну Титов — это не страшно. Титова мы с тобой спасем. Ведь верно?

Даша с любовью и обожанием посмотрела на меня. Ровно через месяц мы сидели с Дашей в ординаторской и пили чай с конфетами спасенного нашего Титова. Кстати оказалось, что на самом деле его фамилия Титов.

1